ВЛАДИСЛАВ КРАПИВИН (14.10.1938 — 01.09.2020)

248C3E15-A132-47AB-AC38-E14CCE579DAF.jpeg

                                   
                                           Командору, ушедшему за Грань

Перепутались грани Кристалла,

И внезапно пахнуло зимой.

Солнца мало и радости мало,

Мало жизни - кипучей - одной.

Мир сегодня картонный и плоский.

Заяц Митька тоскует в углу.

И без шпаги Серёжа Каховский.

И навалено книг на полу.

И приспущены флаги на мачтах.

Клипер «Кречет» застыл в небесах.

Это горький сентябрь, это значит

Ветер дунуть забыл в паруса.

Кто-то машет из райского сада,

И минуты как пули свистят.

Командор, я прошу Вас - не надо!

Я прошу: отыграйте назад!

Будет ветер ещё, будет море,

Будет правильный галс и восторг.

Клипер «Кречет» с волною поспорит.

Он на свалку пока не готов.

Капитаны пройдутся парадом.

Грянет громкое эхо - «Виват!»

Командор, Вы ведь будете рядом?

Ведь без Вас и парад не парад.

Перепутались грани Кристалла,

И внезапно пахнуло зимой.

Солнца мало и радости мало,

Мало жизни - кипучей - одной.

01.09.2020

© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ

Телефон


Тебе семьдесят два. Это возраст, и не уважать его нельзя. По ночам ты долго не можешь уснуть, у тебя болят суставы, проблемы с кишечником и пучок хронических заболеваний, о которых ты стараешься не думать. Просыпаясь, ты первым делом слушаешь свой организм: не отказало ли в нём что-нибудь особенно дорогое и важное? Затем кряхтя встаёшь ото сна, кряхтя обновляешь покровы и неизбежно включаешься в наливающийся силой новый день.
Последние двадцать лет ты вкалывал от зари до зари. Спешил построить собственную империю, чтобы обеспечить безбедную старость себе и достойное существование своей семье. Вообще-то этот марафон тянулся даже более двадцати лет, с конца восьмидесятых. Ты вместе со всеми своими соотечественниками участвовал в кооперативном движении — что-то покупал и продавал, фонтанировал идеями, «стреляющими в молоко», учился разделять деньги и дружбу, искал честных единомышленников, потом ушёл из торговли в сферу производственных услуг. В девяносто девятом тебе удалось прибиться к мощной организации, внедряющей системы охраны, видеонаблюдения и активного пожаротушения. Ты перенимал чужой опыт, обрастал связями, закладывал фундамент для большого стартапа.
Новый век вывел тебя на новую орбиту.
Это был прорыв, которого ты ждал всю свою жизнь. Созданная тобой структура работала не хуже швейцарского часового механизма. И главным лицом в этой структуре был ты, Горевой Леонид Владимирович. Именно благодаря тебе удавалось выбивать договоры на гигантские многомиллионные подряды, именно ты гарантировал их своевременную и безукоризненную отработку, именно благодаря твоему авторитету заказчики аккуратно оплачивали сметы и подписывали акты сдачи выполненных работ. Тебе удавалось работать почти без откатов и динамично расти вверх и вширь. И если бы не возраст...
Если бы не пр-роклятый возраст!..
Сил становилось всё меньше, и ты вырастил себе отличную замену. Всё-таки в семьдесят два гораздо лучше любоваться производственной вознёй со стороны и лопаться от гордости за детей своих, которые умело берегут и преумножают то, что ты создал.
Юрка Горевой. Юрий Леонидович. Безусловный любимец женской части компании и абсолютное продолжение всех твоих устремлений. Рослый. Красавец. Семьянин и спортсмен. Сам давно отец троих детей. Насквозь ироничный и деловой одновременно. Не «директорский сынок», не бездарная клякса, но — сын! Единственный! Надежда и опора.
И однажды на излёте октября посреди ночи — телефонный звонок. Ты берёшь трубку, и жизнь твоя на этом кончается, хотя тело продолжает по привычке функционировать и совершать предписанные ему движения.
Ты пьёшь валидол и выезжаешь на место аварии.
На трассе туман. Ты едешь минут сорок. И видишь то, что является овеществлённым приговором.
«Газель», смятая чудовищным ударом. Водитель гнал по краю дороги и влупился в стоящий у обочины «КАМАЗ» без габаритов. Удар пришёлся в правую сторону кабины.
Сам водитель уцелел — какая злая ирония! А из девяти пассажиров пятеро погибли на месте. Юрка на выходные решил поехать в Синекамск. Там к Чемпионату мира 2018 года отгрохали стадионище. Товарищеская встреча по футболу с каким-то модным итальянским клубом, а ты... ты всегда был равнодушен к футболу. Вот и взял Юрка с собой старшего сына Олежку и институтских друзей с детьми.
Ты видишь скопление машин — три скорые и две патрульные ДПС. Беззвучно крутят мигалки.
Носилки прямо на дороге, на них накрытые простынями тела. Ты находишь Юрку. Удивительно спокойное у него лицо. Умер мгновенно, говорит санитар из скорой. Множественные внутренние повреждения. Наверное, тебе от этого должно стать легче. На Олежке ни царапинки, ты вынимаешь его из скорой, медики напоили его чем-то успокаивающим, но его всё ещё потряхивает. Ты обнимаешь внука и прижимаешь его к себе. Как же так, дед? — шепчет он прыгающими губами. И что ты ему можешь ответить? Только крепче сжимаешь плечо. Олежка протягивает тебе отцовский телефон. Вот. Перед самой аварией па пошёл вперёд, телефон стоял на зарядке у водителя. Как раз звякнуло сообщение, он услышал сигнал и решил посмотреть. Почти все спали, а я не спал. Па взял телефон в руки, и тут мы врезались. На! Только он запаролен.
Ты берёшь этот треклятый телефон. Стекло в сетке из мелких трещин. Жмёшь кнопку. Экран оживает и просит пароль. Шесть цифр. На автомате ты вводишь окончание Юркиного телефонного номера, выплывает последнее сообщение от Зои, матери Олежки. Фото, на котором вы все вместе. Ты, твоя дорогая Верочка, Юрик, Олежка, малыши Аня и Гоша. И Зоя. Фото красивое. Все радостные и смеются. Хотя в искренность Зои ты давно уже не веришь. Что-то у них с Юркой, похоже, в последнее время разладилось. Всюду он или один, или с детьми, а жена движется по одной ей ведомой траектории. Под фото что-то написано, но без очков не разобрать, слишком мелко. Ты отключаешь телефон и беспомощно кладёшь его мимо кармана пиджака. Телефон падает в траву. Никем не замеченный.
И с этого момента начинается твоя вторая жизнь. Ты понимаешь, что скорее всего она будет чахлая и короткая, Олежке только пятнадцать, и он не скоро сможет заменить своего отца. Если вообще сможет. Малышам нужна забота, а Зоя, мало того что способна лишь по интернет-магазинам да бутикам деньги транжирить, относится к тебе как к предмету обстановки. Теперь ты станешь её главным кошельком, и она будет питаться твоей печенью три раза в день, шантажируя внуками и боясь лишь одного, — чтобы ты никогда не узнал о том, что же она написала под той фотографией Юрику в его последний час.
«Ты мне отвратителен! Я ухожу. Никогда тебя по-настоящему не любила. Олежка и Аня не от тебя. Оставайся со своим козлом-папочкой и воскресным футболом!»
Некоторые чужие сообщения не умеют переходить из жизни в жизнь. И это хорошо. Сообщение Зои так и не выстрелит в оставшиеся тебе годы земного существования. И даже не понятно, успел ли его прочитать Юрка. Может, и успел. И решил остановить этот миг, не пожелав ехать дальше и наделив тебя второй жизнью.
А тебе остаётся лишь усадить Олежку в свой автомобиль, зажать в кулак остатки собственного сердца и, налегая на педаль газа, беззвучно повторять слова мудреца: если хочешь, чтобы твоя третья жизнь была успешной, сделай для этого хоть что-нибудь во второй.


05.12.2019

© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ

Хранитель

Женька появилась на детской площадке, когда Мишка решил, что она уже не придёт. Ночное время, а она — девчонка, кто её отпустит? Он и сам слинял из дома тайком, выбравшись на улицу через балкон. Хорошо ещё, что первый этаж, а то при его зрении шею свернуть — раз плюнуть.

Женька была в жёлтом спортивном костюмчике и с рюкзачком за спиной.

— Это чего? — спросил Мишка, поправляя очки на переносице.

— Вода. Вдруг пить захочется.

— Долго собираешься, — буркнул Мишка. — Погнали! А то я могу и передумать.

— Ну и не сбудется у тебя. — Женька сморщилась. — Хочешь в лётчики? И желание подходящее заготовил? Другого-то способа нет.

Мишка промолчал. Камень желаний был нужен. Хотя, если по чесноку, не очень-то он в него и верил. Аттракцион. Сказка для дурачков. Это Костик из второго подъезда на весенних каникулах рассказал им про костёр и похвастался добычей — угольком, который телепался у него на шее, на веревочке. И уже через неделю гонял на новеньком гироскутере. А Руслан вон полгода таскает такой камень в кармане. А толку? Как висел раньше на турнике сосиской, так сосиской и остался. Стыдно! Вот и выбирай сам, во что тебе верить.

Они вышли со двора, пересекли проспект Энергетиков и метров через двести упёрлись в тёмную громаду велотрека. Обогнули велотрек по дуге и увидели костёр.

Костёр был огромен. Оранжевые с голубоватыми сполохами языки пламени кучно плясали внутри проволочной загородки. На ночь её запирали. На калитке висел номерной замок.

Женька покрутила колёсики и распахнула калитку.

— Ну ты даёшь! — только и сказал Мишка. Он уже думал, как бы половчее перемахнуть через загородку, а тут такой подарок.

— Не стой столбом! — сказала Женька. — Ты зачем пришёл?

— А ты?

— Я сейчас.

Она медленно пошла в направлении сторожки.

Мишка подумал: «Ну, мало ли…» и боком двинулся к огню.

Он не чувствовал жара. От костра обильно тянуло кислым и тухлым одновременно. Пламя словно бы висело над землёй — ни обгорелых поленьев, ни углей под ним не было.

Он сделал всё как полагалось: достал из кармана сложенную вчетверо бумажку с ненужным желанием, позволил ей упорхнуть в недра оранжевого цветка. Успел заметить зеленоватую вспышку и стал ждать свой уголёк.

Неслышно подошла Женька. Стянула с плеч рюкзачок, вынула из него двухлитровую пластиковую бутылку и, сдавив её бока, ударила прозрачной струёй прямо в огонь.

Пламя шарахнулось, расступаясь, но тут же зарастило проплешины и с новой силой рванулось в небо.

— Это не поможет, дочка, — раздался сзади тихий шелестящий голос. — Я не вернусь.

Мишка оглянулся.

Хранитель стоял поодаль. Он был похож на привидение, какими их рисуют в детских книгах или мультфильмах. Белая зыбкая фигура — дунь, и улетит. Лицо его было скорбным: длинный унылый нос, изломанная линия губ, спутанные волосы.

— Вот ведь дура! — зло всхлипнула Женька. — Полезла со своей любовью!

Она пропихнула в бутылку клочок серой бумаги и метнула пластиковый снаряд в гудящую стихию. В костре ощутимо хлопнуло.

— Идём! — сказала Женька. — Это всё беспонтово.

— А как же камень?

— А-а… — Женька наклонилась к самому огню, погрузила в него руку по локоть. — Держи! — сунула Мишке круглый уголёк размером с мандарин. — Помогают только чужие желания. Чужие прокисшие желания. Положи под подушку, забудешь про очки навсегда.

Мишка несмело взял уголёк.

— Женя, а это правда твой отец?

— Мой отец меня бросил, — сказала Женька резко. — А это — Хранитель. У него миссия. Следит, чтоб костёр не погас.

— Он такой прозрачный, — прошептал Мишка.

— Станешь тут прозрачным, — сказала Женька. — Костёр должен гореть несмотря ни на что. Думаешь, наших желаний для этого достаточно?

16.11.2019

© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ


Новая миниатюра.
Написано для литсекции "Созвучие".
Тема: "Послание".

Окружающий мир

— Папа, а кто такие пионеры?

— Пионер всем ребятам пример, — отвечаю я на автомате и на миг отрываюсь от своего тухлого занятия. Похоже, внешний накопитель данных выбрался на финишную прямую, и это не может не огорчать. Объём почти в четыре террабайта зависает на краю бездны: многочисленные фото и видеосвидетельства существования лучшей девочки на свете готовы навсегда накрыться медным тазом. Вот ведь дурак! Давно надо было перелить в «облако», а не пользоваться «бабушкиным сундуком».

Тюська сидит, подперев подбородок кулачком. Мизинец у неё зелёного цвета. А попробуйте-ка нарисовать траву на лесной опушке и не измазаться! «Окружающий мир» очень нуждается в карандашном многоцветье.

Я начинаю объяснять — про красные галстуки, про верность делу Ленина, про детский героизм, — чувствуя, что меня заносит и стоило бы ограничиться галстуками…

— А нам Вера Петровна сказала, что раньше пионеры писали письма в двадцать первый век, — говорит Тюська задумчиво.

— Было такое дело, — соглашаюсь я.

— А я решила написать в двадцать второй. Двадцать первый же давно идёт.

— Разумно, — поддерживаю я. — И отправить на деревню дедушке.

Тюська показывает мне конверт, надписанный печатными буквами.

В графе «куда» значится: «Собака Ру».

В графе «кому» — «Нипаслушные патомки».

Тоже неплохо.

Я поднимаю большой палец.

В эту минуту звонит мобильник.

— Директора компании «Неосвет», будьте добры! — вплывает вкрадчивый голос.

— Слушаю!

— Вы директор?

— Директор. Куда ж деваться? Уже двадцать лет как.

— А вы знаете, что у вашей компании непогашенная задолженность перед концерном «Мегалайн» в размере ста пятидесяти тысяч рублей?

— С кем я говорю?

— Вячеслав. Агенство по реструктуризации и комплексному урегулированию финансовых задолженностей «Акт». Как я могу к вам обращаться?

Чёрт бы побрал этих анацефалов! Зарекался ведь не отвечать на звонки с незнакомых номеров!

Набираю в грудь воздуха.

— Это ошибка, Вячеслав! Я никогда не имел с «Мегалайном» никаких дел.

— Возможно, сотрудники вашей компании…

Ей богу, про пионеров объяснять было проще. Чувствую, что вот-вот взорвусь, желаю наглецу хорошего дня и обрываю идиотскую говорильню.

Тюська тем временем, сбегав к почтовому ящику, висящему на калитке, показывает мне растопыренные ладошки.

— Отправила. Почтальон заберёт и отнесёт куда нужно.

— Будем надеяться!

Я опять склоняюсь над внешним накопителем. Компьютер его видит, и это обнадёживает. Но папки перепутаны. Нажимаешь на файлы трёхлетней давности, а выскакивают фото, сделанные позавчера. Куски прошлого произвольно перетасованы. Реестр безнадёжно болен. Того и гляди начнёт выдавать информацию из будущего. При попытке сохранить новый файл накопитель скрежещет и уходит на повтор. Снова и снова на повтор.

— Беда, Тюська, — жалуюсь я. — Надо спасать то, что ещё можно спасти. Нужен новый накопитель. Напрямую в облако не перебросить. Посидишь полчасика одна, пока я в магазин сгоняю?

— Это же недолго?

— Недолго. Включить тебе мультик?

Едва я выхожу на улицу, опять звонит телефон. Номер другой.

— Это Вячеслав. Мы с вами не договорили.

Я даю отбой.

Навстречу мне идут три великовозрастных парня в красных пионерских галстуках. Я ожесточённо тру глаза. Нет, конечно, мне показалось. «Красные галстуки реют над сквером, бомба попала в Дом пионеров». Дались мне эти галстуки!

Снова звонок.

— Не вешайте трубку!

— Послушайте, Вячеслав! — не выдерживаю я. — Что вы как китайский акушер? Достаёте людей и достаёте…

Я вырубаю телефон и отключаю звук. Такое ощущение, что Книга жизни давно пишется на коленке. Или у Создателя тоже внешний накопитель сдох?.. Идут какие-то безумные повторы, точно рассыпался кластер, но требуется во что бы то ни стало сохранить информацию.

К остановке один за другим подходят шесть «пятнадцатых» автобусов-близнецов, и в каждый садится по старушке.

Я бегу мимо. В магазин попадаю с первого раза. Выбираю накопитель, заставляю продавца проверить. Рабочим оказывается четвёртый по счёту. Расплачиваюсь картой. Деньги списываются после долгих безуспешных попыток найти общий язык с терминалом. Ну, точно, наверху проблемы, схожие с моими!

Прибегаю домой, как раз когда Тюськина «Золушка» окончательно застревает на примерке платья. Запускаю операцию по спасению реальности. Золушку отправляю на бал. А коматозные файлы тяну за уши, намереваясь прописать в небесах.

— А мне пришёл ответ! — хвастает Тюська и суёт мне загадочное письмо с золотистой надпечаткой в виде ракеты. — Почитаем?

— Ну давай почитаем, — соглашаюсь я и дрожащими пальцами вскрываю конверт от «нипаслушных патомков».

Наверняка у них там всё-всё по-другому… Уж к двадцать второму-то веку в небесной канцелярии уразумеют, что пора подключать седьмое небо!

Может, попросить Тюську, чтобы она и им написала?

03.10.2019

© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ

Новая миниатюра.
Написано для литсекции «Созвучие».
Тема: «Зона комфорта»


Браслет


— Поздравляем вас! Отличный выбор!
Игнат едва уловимо поёжился.
— Дороговато.
— Поверьте, оно того стоит!
Парень, занимавшийся оформлением, широко улыбнулся и, распахнув деревянную коробочку, снял серый массивный браслет с ложемента.
— Вы позволите?
Игнат задрал манжету. Браслет плотно обхватил запястье и как живой заскользил по предплечью к локтевому сгибу, а потом и выше — добрался почти до подмышки и замер. Игнат подвигал рукой.
— Не жмёт? — спросил продавец участливо.
— Порядок.
— Питание автономное. Отключение после признания размера предоплаты ничтожным. Вы внесли предоплату по тарифу «Анлим. 4 сезона», поэтому вам в подарок добавлена функция выбора формата инфо-голоса. Голосовые сообщения отправляются держателю браслета по приват-каналу, внешнее стороннее прослушивание исключено. Зона «К» формируется и поддерживается круглосуточно. Путь к устранению любых серьёзных помех предлагается по умолчанию с трёхсекундной задержкой. Ещё раз благодарим за покупку! Стабильности вам и равновесия!
Игнат собрал документы, коробочку, кассовый чек, сложил всё это в сумку и вывалился на осенний бульвар.
— Зона «К» активирована, — произнёс прямо в голове развязный голос популярного телеведущего Матти Луни. — Стабильность — 98%. Комфорт — 85%. Вероятность внешних воздействий — 2%.
«Ага, — подумал Игнат. — Значит, вероятность воздействий всё-таки имеется».
— Куда кинешь кости? — поинтересовался Матти в своей обычной панибратской манере.
«ЖитоБанк, — подумал Игнат. — Комфорт комфортом, а ипотеку пока никто не отменял».
— Автобус, маршрут номер шесть. Дорога займёт двадцать минут. Вероятность нежелательных тактильных контактов 52%. Комфорт — 48%. Стабильность — 95%.
«Тактильные контакты?» — удивился Игнат.
— Ну да, — подтвердил Матти. — Попихают тебя локтями. Не без этого. Если поедешь на такси, комфорт скакнёт почти вдвое и туфли останутся чистыми. Оно, кстати, и быстрее выйдет.
Игнат заказал такси.
В банке его встретили как дорогого гостя. Борьба за клиента в действии. Предложили чай, кофе. Матти шепнул, что кофе будет растворимый, и Игнат согласился на чашку зелёного чая с лимоном. Пока пил чай, ознакомился с новым пакетом кредитных предложений. Стабильность Матти оценил в 99%, а вот уровень комфорта плавно заскользил вниз от отметки в 90. Наверное, почувствовал, что Игнату это не интересно.
После банка Игнат зарулил в супермаркет «Пятый угол», где, вооружившись корзиной для покупок, сразу направился в мясной отдел.
Матти болтал, не умолкая. Корректировал, подсказывал, предостерегал. Иногда очень уж назойливо, как на экране. Игнат даже чуть прикрутил громкость.
Попытка положить в корзину кусок копчёной колбасы вызвала у Матти истерику.
— Давно брюхом не страдал? — заверещал он. — Возьми лучше кашки овсяной!
«Колбасы хочется», — смущённо признался Игнат.
— Вероятность затруднений, связанных с последующим процессом дефекации составляет 65%! — раздражённо сообщил Матти. — Оно тебе надо?
Игнат взял кусок поменьше и молча кинул его в корзину. И тотчас ощутил болезненный укол в области поясницы.
«Что это было?» — спросил он удивлённо.
— Предупреждение, — сказал Матти с казённой интонацией. И пробубнил официально: — Зафиксирована осознанная попытка навредить себе. Высокая вероятность снижения показателей комфорта, стабильности и равновесия уже через два часа.
Игнат набрал овощей, фруктов, взял пакет кислого молока и с опаской выбрал бутылочку красного вина.
Матти молчал.
По пути к кассе Игнат прихватил зубную пасту, зубную нить и шампунь.
— Третья касса позволит сэкономить восемь минут, — осторожно проинформировал Матти.
Игнат послушался. Расплатившись, пошёл к выходу.
Матти вдруг сказал:
— Критическая ситуация. Неоплаченный товар. Фиксация попытки выхода из зоны «К». Рекомендация…
Игнат спохватился: зубную нить он по запарке кинул в сумку вместо корзины. Магнит на кассе не сработал? Ну и наплевать! Не возвращаться же.
Матти шарахнул разрядом в подреберье. Игнат задохнулся, нащупал в сумке украденное средство гигиены и аккуратно опустил его в ближайшую урну.
«Что-то не выходит у нас подружиться. И ведь не отключишь, блин!»
В кривом переулке на подходах к дому он увидел двух маргиналов, разувающих припаркованную соседскую «мазду».
— Что ж вы, черти?! — забыв обо всём, воззвал Игнат.
Матти аж поперхнулся.
— Критическая ситуация! Утрата равновесия! Немотивированный выход из зоны «К»!
Игната скрутило когтистой судорогой. Земля выскользнула у него из-под ног и с размаху ударила по затылку.
Он пришёл в себя оттого, что в лицо ему брызгали водой.
Сверху нависал один из «маргиналов».
На груди у него белела эмблемка с дутым стилизованным колесом и надписью «Шиномонтаж».
— Скорая едет, братан, не двигайся!
Игнат простонал:
— Лучше я включу девочку.
— Бабу просит, — пояснил шиномонтажник своему напарнику. — Силён мужик!


08.10.2019

© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ

Написано для литсекции «Созвучие»
Тема: «Нашествие добра»



АРМАГЕДДОН НОВОГО ВРЕМЕНИ


С вечера чудовищно парило. Воздух был густой и вязкий, как манная каша. Дышалось с трудом. Кирилл долго не мог заснуть, ворочался, чувствуя, как подмокает от пота простыня. Вставал, курил, ложился, снова ворочался. Под утро громыхнуло, небо наконец пролилось дождём, и на город легла благостная прохлада. Забывшись, Кирилл пропустил звонок будильника и проспал почти до половины десятого.
Проснулся от восторженного крика Петьки.
— Папа, папа, Руслану лабрадора купили!
— И тебе доброе утро, — пробурчал Кирилл. Петька давно просил собаку, а он всё колебался, всё не решался, тянул… Ну и вот, теперь у соседей, значит, лабрадор, и хочешь не хочешь придётся соответствовать.
Он зевнул, потянулся и с удивлением прислушался к собственному организму. В мышцах ощущалась давно забытая лёгкость — прямо-таки подростковая. Это было приятно, но странно.
Хлюпнул эсэмэской телефон.
«Зачисление компенсации начального уровня. 5.000.000р. Живите и процветайте! Ваш БлагоФонд».
Вот теперь Кирилл окончательно проснулся. В нашем мире деньги с неба не падают. Это твёрдо знает каждый россиянин. Нет, ну бывают там ошибочные транзакции или копеечные выигрыши. А это явно какой-то лохотрон. Сейчас начнут вытягивать пин или cvc-код банковской карты.
Кирилл напрягся, и телефон тотчас зазвонил.
— Слушай, что происходит? — спросила Светка хриплым шёпотом. — Мне сейчас на счёт бухнулись пять лямов. Это такая шутка? Новый мем?
— Аналогично, — сказал Кирилл. — Прошу, не дёргайся. Я попробую выяснить. Как там тёщенька?
— Приходит в себя, — сказала Светка.
— Что, тоже пятёрку получила?
— Десятку!
— БлагоФонд?
— Он самый.
Кирилл хмыкнул и сказал коротко:
— Перезвоню.
Похоже было на массовый вброс или сбой банковской системы.
Кирилл включил телевизор.
На первом канале гудели горячие новости.
Диктор с пафосом говорил о Курилах. Курильские острова передавались в безвозмездное пользование японской стороне на паритетных началах. Сибирь предполагалось заселить китайцами, Крым вернули Украине, Калининград — Германии, Львов — Польше. Территория России за ночь успела прирасти странами Балтии, Украиной, Молдовой, Белоруссией и царско-американской Аляской.
Кирилл пощёлкал каналами. Сумасшествие царило не только на первом.
Евросоюз поставил крест на санкциях в отношении России и ликвидировал визовый режим. Границ больше не существовало. Свобода передвижений была полная. С запада и с востока в Россию потянулись составы с гуманитарной помощью. Перечислялись контракты, назывались инвесторы. Мировое сообщество взялось за глобальную реконструкцию одной шестой части суши. Нонстопом шли объявления о последних разработках в космической сфере, о найденных биохимиками вакцинах против рака и СПИДа. На «ТНТ» какой-то умник в тонких очках, отдалённо похожий на Гордона, нудил о прорыве в энергетике.
«Что они там, вечный двигатель изобрели?» — ошарашенно подумал Кирилл.
Киселёв «на пятой кнопке» сообщил, что президент Соединённых Штатов спешно вылетел на встречу с президентом России и что на Красной площади уже накрывают столы.
Офшорные зоны повсеместно оказались упразднены, деньги потекли вспять. Олигархические капиталы были консолидированы в специально созданном для этой цели «БлагоФонде». Акционеры «Газпрома», «Норильского никеля», «РусГидро», «РусАла», «Росатома», «Роснано» и десятков других концернов добровольно передали ценные бумаги в распоряжение означенного «БлагоФонда». Пенсионный возраст собирались снизить до пятидесяти лет.
Кирилл активировал планшет.
Интернет трясло. Элита гуляла в обнимку с плебсом. Соцсети распирало от обилия стихов, лозунгов, демотиваторов, видеотрансляций. Реакционеры ушли в кому.
«Счастье для всех, даром…» — вспомнил Кирилл.
В дверь позвонили.
На пороге стоял Юрец, непросыхающий алконавт из дома напротив.
— Кирюха, — поманил он. — Пойдём чего покажу.
Кирилл тряхнул головой и шагнул следом.
Юрец наполнил гранёный стакан из-под крана и потребовал:
— Пробуй!
Кирилл понюхал.
— Не может быть!
— Она, родимая. И, заметь, никакого похмелья!
Кирилл пригубил. На вкус водка напоминала кислородный коктейль из пионерского детства. На языке быстро лопались весёлые пузырьки.
— Сбылось, значить! — провозгласил Юрец. — Каждому по потребностям. Когда ещё обещали…
Кирилл маханул стакан до дна, хлопнул Юрца по плечу и вышел на улицу.
— Петька! — прокричал громко и с удовольствием. — Погнали на рынок, кобеля выбирать!
Подумалось: раз уж им теперь предстоит жить в счастливой стране, счастье должно быть полным.


© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ

ПАЛОЧКА-ВЫРУЧАЛОЧКА


Дверь распахнулась, и через порог, пригнувшись и стараясь не задеть за притолоку, шагнул высокий седой мужчина в сизом плаще.
Хараев невольно привстал из-за стола.
- Лев Наумович?! Какими судьбами? Вы... и в наших краях! Чем обязан?
- Здравствуй, Николай! - Вошедший смущённо кашлянул. - Позволишь?
Хараев сделал приглашающий жест ладонью.
Вольпин Л.Н. был не очень похож на свой привычный телевизионный образ. Завзятый позитивист бесследно испарился. Перед Хараевым белело заострившееся лицо, на котором чёрными ямами выделялись усталые глаза. Уголки губ были направлены вниз.
- Беда, - сказал Вольпин тихо. - Опять у меня беда, Николай. И до зарезу нужен твой Клим.
Хараев постарался не выдать удивления. Спросил только:
- В столице что, метаморфы перевелись?
- Есть, - сказал Вольпин. - Всё у нас есть. Но мне нужен Клим.
  
Из темноты ударило селёдочным духом, сыростью, застоявшимся болотом. Хараев щёлкнул выключателем, и под потолком загорелась вполнакала зеленоватая лампочка. В дальнем углу комнаты на широком топчане необъятной глыбой лежал метаморф.
- У нас тут сегодня с утра аврал, - объяснил Хараев. - Трое подростков в пятницу отправились в пещеру. И застряли там. Вход завалило. Просидели двое суток. Родители чуть с ума не сошли. По счастью удалось взять пеленг и добраться со стороны моря. Клим всех вытащил.
- Палочка-выручалочка, - сказал Вольпин шёпотом.
Клим заворочался и сел, опустив на пол крупные ступни-плавники. Выставил гладкую ладонь - то ли отгораживаясь от света, то ли скрывая от посетителей своё плывущее в режиме обратной трансформации лицо. Череп у него был продолговат и сплюснут с боков, глаза разъехались в разные стороны и сонно помаргивали, рот и линия подбородка были едва намечены. Голова, которую покрывала поблёскивающая чешуя, без какого-либо намёка на шею переходила в мускулистый торс.
- Вы извините, Лев Наумович! Он ещё не восстановился, - сказал Хараев. - Сами понимаете: море, горы... У нас тут день через день чрезвычайка.
Вольпин подошёл ближе.
- Климушка, ты помнишь меня? - проговорил он с затаённой надеждой.
Прошло секунд двадцать. Наконец Клим пробулькал:
- Я помню вас, Лев Наумович. Пожар два года назад. Жилой комплексссс "Хрус-стальный рог". Мальчик, дес-сять лет. Яросссс...лав. - Говорить ему было трудно. Голос доносился словно сквозь трубу, в которой дул непрерывный ветер. - Как он, Яросслав?..
  
Правительственный вертолет шёл по выделенному коридору. До столицы оставалось два часа лёту.
Хараев передал отряд в веденье Зубова, а сам взялся сопровождать Клима. Того уложили на пол в грузовом отсеке и накрыли двухслойным мокрым брезентом.
- Обычно он быстро восстанавливается, - сказал Хараев, глядя в иллюминатор. - Но пятая трансформация за последние семь дней... Может не успеть.
- Николай, ты должен меня понять, - жёстко сказал Вольпин. - Я не могу доверить своего сына людям, которым он безразличен! А Клим уже имел с ним дело. Ярик сгорел бы в том пожаре, если б не Клим. И ведь правду говорят, что модификаты своих не бросают.
- Метаморфы, Лев Наумович, - аккуратно поправил его Хараев.
- Да-да, конечно. Метаморфы, - согласился Вольпин.
- Непростой случай, - вздохнул Хараев. - Я никогда не слышал, чтобы метаморфу удавалось перестроить свои синапсы и проникнуть, так сказать, в недра электроники. Его дело - внешнюю форму менять. Прыгать, плавать, летать.
- Есть мнение, что "Скайвокс" требует от пользователей примерно таких же навыков.
  
Для начала Клим обнял Ярослава. Притиснул тонкую фигурку к груди. Мальчик был безучастен. Податлив, как пластилин, но глаза словно занавешены дымом. Дыхания почти не слышно. Пульс не прощупывается.
- Это "луза", - сказал Клим.
- Лужа? - удивился Вольпин.
- "Луза". Жаргонное слово. Ваш сын, Лев Наумович, из основного потока "Скайвокса" угодил в пространственную складку. Возможно, его кто-то напугал. Или воздействовал силой. Ярослав залип. Я попробую помочь. Но мне нужен второй "шлем".
"Шлем" нашёлся моментально. Точная копия первого.
Клим бережно перенёс мальчика в кресло, защёлкнул у него на висках хромо-клеммы, второй комплект нацепил на себя... и оказался в реальности "Скайвокса".
Это был вулкан. Стены плавились, с них словно опадала горелая кожа, то тут, то там вздувались раскалённые пузыри, земля дымилась, выбрасывая хищные языки красно-жёлто-белой лавы. Летели искры, жар выедал глаза. Ничего нового. Всё это он уже много раз видел на пожарах, в реале. Но отчего же так не везёт Ярику?..
Клим стал на бегу перестраивать синапсы, пытаясь защитить свой разум от напора огня.
Мальчишку он нашёл довольно быстро. Тот обнаружился в первой же обширной трещине, попавшейся на пути Клима. Сидел, вжимаясь спиной в стену, и, зажмурившись, блокировал собственное сознание. Страх не давал ему вылезти из "лузы", а "Скайвокс" и не думал помогать. Понятно было, что сквозь огонь Ярика не вывести. Как и два года назад. Но тогда хотя бы можно было сигануть с балкона. Подпалины на крыльях быстро затянулись, а Ярик и испугаться толком не успел. Теперь же ситуация была кардинально иной. Чтобы вывести, надо разблокировать сознание, а чтобы разблокировать, надо снять испуг. Безнадёга. Замкнутая кривая.
Оставалось лишь вышвырнуть его из "лузы" силой, надеясь, что психика подростка не пострадает. Но получится ли договориться со "Скайвоксом"?
Клим попробовал и понял, что без компенсации тут не обойтись. "Скайвокс" был системой нового поколения, обладал способностью к обучению и саморазвитию. И имел в запасе неограниченный ресурс времени. "Скайвоксу" было скучно. Ему нужен был банальный противовес. Или выкуп. Или - собеседник.
  
Ярослав вдруг глубоко вздохнул и принялся сдирать с висков колючие хромо-клеммы.
Вольпин бросился ему на помощь.
Хараев перевёл взгляд на Клима.
- Клим! - осторожно позвал он. - Клим!
Метаморф молча глядел в пол. Его окружал невидимый людям огонь, но у него никак не получалось отрастить крылья, чтобы улететь.


© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ



Мой апрель - зелёно-синий.
Дует в жёлтую дуду.
Крепит веру, множит силы
И не портит борозду.

Бодро прыгаю по лужам.
Жалко, что не босиком!
С кем-то, как и прежде, дружен,
С кем-то снова не знаком.

Брызги веером в пространство
Из-под сбитых каблуков.
Нету поводов для чванства,
Есть рассада для стихов.

Полицейский жезлом тычет,
Только я в ответ смеюсь.
Был недавно авто-вычет,
Скоро будет авто-плюс.

От чужих недобрых мнений
Отбиваюсь, как могу:
«Верно, всё ещё не гений.
Да, не нажил. Нет, не лгу».

Верю в разум и удачу.
Верю в бескорыстный бег.
Если радость в сердце скачет,
Жив курилка-человек.

Выйдут сроки, схлынет пена.
На колёсах, без колёс
Сквозь весну, как кровь по венам,
Мчит мой древний паровоз.

Бац! И снова именинник.
Время - рай и время - ад.
Если вдеть с утра полтинник,
Будет два по пятьдесят!

Жить простым и настоящим,
На рассвете прану пить.
Чтобы с каждым днём всё слаще
И надёжнее любить.

Сердце такты сыплет звонко,
Словно старый метроном.
Лишь бы, лишь бы эта гонка
Вдруг не обернулась сном...


27.04.19

© С.Ф.

САМСЕБЯИЗДАТ

КТО ГЛАВНЫЙ?


Борька вышел во двор последним. В руках у него был красный радиоуправляемый автомобиль.
— Ух ты! — сказал Серёжка. — «Феррари»? Дашь подержать?
— Осторожно, — предупредил Борька. — Не урони. Ему в гонках участвовать.
— В каких ещё гонках? — спросила Полинка.
— Сейчас в песочнице все вместе построим трассу, — сказал Борька. — И проверим машину на скорость.
— А если я, допустим, не хочу строить твою трассу? — спросила Верочка.
— Не можешь — научим, не хочешь — заставим! — нагло припечатал Борька. — Айда, ребьзя! — И направился к песочнице.
Серёжка радостно поскакал следом, остальные не двинулись с места.
Борька недоумённо обернулся:
— Ну вы идёте?
— А чего это ты раскомандовался! — удивилась Верочка. — Думаешь, если у тебя машина, так ты и главный?
— А кто? — не поверил своим ушам Борька.
— Дед Пихто! — сказал Тёма. — У нас главный — президент.
— Так это вообще, — возразил Борька. — А во дворе — я.
— Тебя разве кто-то выбирал? — спросил Тёма.
— Ну нет, не выбирал, — вынужден был признать Борька. — Хочешь, чтоб выбрали?
— Ну-ка, ну-ка! — заинтересовался Тёма.
— Значит так, — Борька, насупившись, обвёл всех тяжёлым взглядом. — Сейчас все, кто хочет, чтобы президентом во дворе был я, поднимают руки.
К его удивлению руку поднял один только Серёжка.
— А теперь поднимают руки те, кто хочет, чтобы президентом была Верочка, — сказал Тёма и первым вздёрнул ладонь выше головы.
Следом потянула руку Полинка, потом близняшки Люба и Катя, за ними — Олежка, Руслан и маленькая Ксюха.
— Дурачьё! — возмутился Борька. — Президент, он же мужчина!
— Пускай Велочка будет плизидент мущина, — подала голос маленькая Ксюха.
— Ну и целуйтесь со своей Верочкой! — буркнул Борька злобно. — Пошли, Серый!
— Велочка, а мы будем иглать в классики? — спросила маленькая Ксюха.
— Будем, — сказала Верочка. — Вот у меня целая коробка мелков. Сейчас как нарисуем «огонь» и «дом»! А Катя с Любой пока напишут цифры в квадратах.
Спустя полчаса, когда песок уже вовсю скрипел на зубах и сыпался из ушей, Борька сказал:
— Нет, так дело не пойдет! Давно пора стартовать, а у нас ещё и конь не валялся. — Тут он увидел, что за ними пристально наблюдает маленькая Ксюха. — Брысь, малявка! — прикрикнул он. — Дуй к своей Верочке! Серый, мы такими темпами и до вечера не управимся. Надо хотя бы пацанов сманить. — Он наморщил лоб. — Подожди-ка, я скоро!

Руслан спросил маленькую Ксюху:
— Ну что у них там? Видела?
Ксюха важно кивнула:
— У них конь не пелевелнулся.
— Чиво?
— Так Болька говолил.
Борька, услыхав это, заржал как ненормальный. Он был тут как тут — стоял неподалеку и в восторге хлопал себя по коленкам. Отсмеявшись, позвал:
— Вера! Госпожа президент!
Верочка повернула голову.
— У меня предложение, — сказал Борька. — Скакалку за должность.
— В смысле?
— Я даю тебе скакалку и становлюсь президентом, а ты... ты будешь вице-президентом.
— А зачем? — удивилась Верочка.
— Президент — главный, и все должны делать то, что он скажет.
— Да? Ну давай!
Верочка охотно взяла скакалку.
— Все слышали? — спросил Борька самодовольно. — Теперь я президент, и все идут строить трассу для президентского автомобиля.
— А кто не хочет, может прыгать со мной на скакалке, — легко предложила Верочка, и ребятня радостно загалдела.
Такого коварства Борька не ожидал. Он стал красный, как автомобиль «феррари».
— Ну вы... Да я... — Нужные слова никак не находились.
— Ладно, ребята, — сжалилась Верочка. — Поможем господину президенту. Пусть прокатится по новой дороге.
Гурьбой помчались в песочницу.
Люба и Катя вместе с Серёжкой тянули основное полотно. Руслан выстраивал крутые повороты с ограждениями. Олежка работал супертрамбовщиком. Тёма провел от колонки настоящий акведук, используя старый ржавый жёлоб. Подпустили воды и мокрым песком загладили верхний слой трассы. Полинка и маленькая Ксюха пришлёпывали ладошками и напевали: «Я тебя слепила из того, что было…»
На первом же повороте «феррари» вынесло в кювет. Автомобиль подняли, отряхнули и установили снова. Борька газанул, и мощные колеса, распахивая трассу, поволокли «феррари» юзом. Управлять пробовали все по очереди, толку было чуть: автомобиль зарывался носом, переворачивался, съезжал с дороги.
Наконец Борька сказал:
— А ну его к чёрту! Пошли лучше в классики!
— Спорим, сгоришь в огне, — смеясь, сказала Верочка. — И я опять буду президентом.



© С.Ф.

Лохотроны, лохотроны, а я маленький такой...

Что можно выиграть, инвестируя деньги в «Русское лото», или Кому сливаются сотни миллионов?

Вот так выглядит игровая часть билета лотереи «Русское лото».
Два поля, состоящих из девяти столбцов по три клетки каждый.
В первый столбец попадают числа от 1 до 9, во второй - от 10 до 19, в третий - от 20 до 29 и так далее, до последнего столбца, в который попадают числа от 80 до 90.
Максимальное количество чисел в одном столбце, как не трудно видеть, - 3. Все правильно: три клетки - три числа.



Теперь информация, взятая с официального сайта лотереи www.stoloto.ru.
Желающие могут проверить)

«Что можно выиграть?
Выигрыши первых нескольких туров ― самые крупные и могут составлять от нескольких десятков и сотен тысяч до нескольких миллионов рублей. Кроме денежных призов, в лотерее часто разыгрываются вещевые призы: автомобили, загородные дома, путешествия и многое другое
Вы можете выбрать, в какой форме получить такой выигрыш ― вещевой или денежной.
Призовой фонд — 50% с каждого проданного билета.
Внимание, Джекпот! Он накапливается от тиража к тиражу и достигает десятков миллионов рублей. Выигрывают билеты, в которых на пятнадцатом ходу все пятнадцать чисел одного из двух игровых полей билета (верхнего или нижнего) совпадут с номерами бочонков, извлеченных из мешка».

Понятно, да? Отщелкали первые 15 ходов, и у вас совпали все пятнадцать чисел с выпавшими номерами бочонков? Добро пожаловать в Клуб Миллионеров! Вас любит Ее Величество Удача. Вы - счастливчик! Избранник Судьбы!

Собственно, так и получилось в тираже № 1231 от 13 мая 2018 года.
На пятнадцатом ходу был разыгран джекпот в размере 209.000.000 рублей.
Вот выпавшие номера бочонков:
8, 14, 23, 53, 52, 32, 55, 25, 35, 74, 44, 39, 71, 31, 3
Некий Игорь выиграл и был безумно рад 😂😂😂

А теперь обратите внимание: в 4 столбце у «счастливца» оказалось сразу четыре числа - 32, 35, 39, 31
Четыре числа волшебным образом уместились в три игровых клетки.
Если вы и после этого все еще верите в лотерейную удачу, я вам сочувствую!
Ау, прокурату-ура!